Имена кораблей в произведениях Джозефа Конрада.

КАЛАНОВ Н.А.

Главная героиня  новеллы «Зверюга» («The Brute») Джозефа Конрада – судно «Apse family» («Семья Эпс»). Моряки прозвали судно «Зверюгой» за её подлость, зловредность и нелогичность в поведении. Компания «Эпс и сыновья» владела целой флотилией. Корабли называли именами всех родственников Эпсов, близких и далёких. «У всех братьев, сестер, теток, свояков и жен - и бабок тоже, насколько мне известно, - имелось по своему судну, ходящему под их именами». «Lucy Apse» («Люси Эпс»), «Harold Apse» («Харольд Эпс»), «Anne Apse» («Анна Эпс»), «John Apse» («Джон Эпс»), «Malcolm Apse» («Малкольм Эпс»), «Clara Apse» («Клара Эпс»), «Juliet Apse» («Джульетта Эпс»). «Семья Эпс», или «Зверюга» - «самое громоздкое, самое неповоротливое судно в своем классе. Она была тяжелая, неуклюжая, неподатливая, что правда, то правда - но этим все же нельзя было объяснить всю ее злую силу. Бывают корабли, которыми трудно управлять, но, как правило, при этом они ведут себя логично. А с этой, что ни делай, никогда не знаешь, чем кончится. Зловредная была зверюга. В портах, где ее знали, - продолжил он, - один вид ее наводил ужас. Ей ничего не стоило отбить футов двадцать каменной облицовки с набережной или срезать край дощатого причала». Во время спуска на воду зверюга раздавила одного из рабочих верфи. Невозможно было предусмотреть, что это подлое судно выкинет в следующую минуту. Если она сходилась борт о борт с каким-нибудь бедным безобидным судном, отцепиться от нее бывало ой как нелегко. На Зверюгу не было никакой управы. В ней дьявол сидел». Казалось бы, что, обладая такой нелогичностью, «Зверюга» должна была рано или поздно сесть на мель. Но ничего подобного! Это творение, казалось, собиралось жить вечно! В каждом плавании погибал кто-нибудь из моряков. Но самое интересное, что от желающих поступить служить на «Семью Эпс» отбоя не было. Чем это объяснить? Дерзким нравом моряков, желающих похвастать перед друзьями и подругами. Дескать, я стану служить на «Семье Эпс» и со мной ничего не случится». «Зверюга» особенно не любила хвастовства. Один из офицеров во всеуслышание заявил, что пора положить конец бесчинствам судна. «Больше она никого не убьёт». Но нет – «Зверюге» нужна была новая жертва – и ею стала юная невеста офицера, сделавшего неосмотрительное предположение. Все вздохнули с облегчением только тогда, когда судно затонуло.