Становлению и развитию морских, офицерских библиотек посвятила свои изыскания Лидия Игоревна Новикова. Разноплановые сведения, яркий содержательный рассказ, конечно, заинтересуют читателей, особенно тех, кто связан с морем, а таких людей много именно в Санкт-Петербурге. Кроме того, данные о морских библиотеках, мы полагаем, окажутся полезными тем, кто сохраняет библиотечные фонды в упомянутых автором регионах.


ОФИЦЕРСКИЕ МОРСКИЕ БИБЛИОТЕКИ


Лидия Игоревна Новикова,
старший научный сотрудник
Отдела общей библиографии и краеведения
Российской национальной библиотеки


      К началу XX в. Российский военный флот обладал развитой библиотечной системой. Наряду с официальными «ведомственными» библиотеками уже с конца XVIII столетия в российских портах возникали небольшие офицерские книжные собрания. Библиотеки при учреждениях Морского министерства и учебных заведениях носили наименование «казенных», а портовые офицерские библиотеки назывались «общественными». Этот термин не имеет никакого отношения к общественным публичным библиотекам, т. е. общедоступным книжным собраниям, а подчеркивает принадлежность читателей именно к избранному «обществу» — в данном случае r «узкому» кругу морских офицеров и их семей. Еще в самых первых российских кругосветках, в замкнутом корабельном мирке, слово «общество» обозначало общество офицеров-дворян и естествоиспытателей, отделяя его от остальной команды. Именно в этом смысле отмечалось: «Условия и правила, необходимые для установления порядка, утверждаются всем обществом и вносятся в книгу как законы» [7, с.39].

      На берегу, особенно в отдаленном гарнизоне, куда судьба забрасывала офицеров и их семьи, это слово также обозначало касту военных моряков, живущих обособленно от простых горожан. Офицерские библиотеки обычно возникали внутри Морских офицерских собраний — клубов, членство в которых ограничивалось строгими правилами. Обязательным элементом Морского собрания была читальня или газетная комната, но большинство офицеров, привыкших к систематическому чтению еще в стенах Морского корпуса с его богатой библиотекой, хотели, иметь в своем распоряжении как можно больше свежей литературы. Поэтому инициатива создания библиотеки, как правило, исходила из офицерской среды.

      С другой стороны, наименование «общественная библиотека» подчеркивало, что она создана и финансово поддерживается определенным обществом, в отличие от казенных библиотек, созданных по распоряжению высшего начальства. Обычно финансирование офицерских библиотек шло из двух источников: отчисления из жалования офицеров (как правило, 1 % жалования) и суммы, выделяемой Морским министерством.

      Для получения разрешения на создание библиотеки от Морского министерства требовалось ходатайство начальника порта с приложенным к нему списком офицеров, желающих стать читателями библиотеки. Часто, если офицеров было мало, а суммы на закупку книг, ремонт помещения и т. д. требовались большие, Морское ведомство отклоняло просьбу. Обычно предлагалось альтернативное решение — выписать книги из Кронштадтской или Севастопольской библиотеки или создать специальный абонемент в городской библиотеке.

      Казенные и общественные библиотеки различались и по составу книжных фондов. Первые содержали преимущественно научно-техническую литературу, художественные произведения отсутствовали или были сведены к минимуму. Вторые имели большие

      отделы художественной литературы, так как имели целью отдых и развлечение личного состава на досуге; вместе с тем не упускалось из виду, что офицерские библиотеки должны способствовать повышению образовательного уровня офицеров.

      Образовательные функции офицерских библиотек получили особое значение во второй половине XIX в. С вступлением в управление Морским министерством великого князя Константина Николаевича многократно возрастает роль образования офицеров и нижних чинов. Начата реорганизация российского флота.

      К этому времени относится обусловленное научным прогрессом перевооружение всех крупных морских государств, внедрение новых технологий. На смену парусу и дереву приходят броня и пар. Россия, стремившаяся и дальше оставаться в числе ведущих морских держав, нуждалась в срочной модернизации своего флота. От моряков требовались глубокие знания, постоянное совершенствование в морском деле. Библиотека должна была стать посредником между моряками, несущими службу в отдаленных портах, и крупными научно-техническими и культурными центрами в городах.

      До начала XX в. не существовало общих правил для морских библиотек. Две старейшие и самые крупные библиотеки — Севастопольская и Кронштадтская (читателями одной были практически все моряки Черноморского флота, а другой — Балтийского) служили образцами для подражания. Во второй половине XIX в. Морское министерство требовало, чтобы уставы новых библиотек соотносились с «Уставом Кронштадтской морской библиотеки», занимающей ведущее положение. Располагаясь вблизи столицы, в главной базе Балтийского флота, библиотека находилась под покровительством великого князя. С 1860 г. по его указу, читателями этой библиотеки стали считаться все офицеры и служащие Балтийского флота, включая даже тех, кто находился в других портах и не имел возможности пользоваться библиотечными книгами (Указ от 25.XII.1860 г. № 18556). В течение последующих десятилетий данное обстоятельство не раз становилось источником конфликтов между Комитетом Кронштадтской библиотеки и офицерами портов Балтийского флота, замедляя развитие местных портовых библиотек. Ведь офицеры, чье весьма скромное денежное содержание оставалось неизменным с 1859 г. [6, с. 215], не могли одновременно оплачивать взносы и в собственную библиотеку и в недоступную им Кронштадтскую. Комитет же Кронштадтской библиотеки не желал терять в их лице надежный источник финансовых поступлений.

      Читатели офицерских портовых библиотек разделялись на 3 группы: почетные, обязательные и временные. К почетным относились августейшие особы, числящиеся в списках Морского ведомства, начальники Главного Морского ведомства и Главного морского штаба, местные командиры портов, а также лица, сделавшие большие пожертвования на библиотеку. К обязательным — все офицеры и служащие данного порта. Именно их взносы служили основной статьей дохода библиотеки. Обязательные члены могли активно участвовать в жизни библиотеки — вносить в специальный журнал все замечания и пожелания, влиять на выбор приобретаемых книг и т. д. Группу временных составляли читатели, находящиеся на государственной военной и гражданской службе, состоя в офицерских чинах, а также отставные чины всех ведомств; духовенство, почетные граждане и купцы. Библиотекой могли пользоваться и члены семей всех перечисленных категорий.

      Библиотеки управлялись ежегодно избираемыми Комитетами из 3-7 человек. В их задачу входила вся организация работы библиотеки, начиная от составления Устава библиотеки и ведения каталогов, до вопросов сугубо хозяйственных. Библиотекарь и его помощник выбирались Комитетом из числа обязательных членов. В конце каждого года библиотекарь представлял Комитету подробный годовой отчет. Чтобы обеспечить преемственность в работе, в новый Комитет всегда входили 1 или 2 человека из предыдущего состава. Старший по чину назначался председателем Комитета. Библиотекарь и его помощник избирались из числа как обязательных, так и временных

      членов. Комитеты, библиотекари и секретари-казначеи работали в библиотеке бесплатно, только в Кронштадтской библиотеке циркуляром Императорского департамента назначалось денежное содержание библиотекаря и его помощника (Указ от 25.XII.1860 г. № 18556). Комитеты различных Морских библиотек активно общались между собой — обменивались дублетными экземплярами, запрашивали мнение коллег при принятии новых редакций устава.

      В 1901 г. Морской штаб утвердил и ввел в действие разработанный особой комиссией Адмиралтейского совета «Нормальный устав для офицерских портовых библиотек» (Приказ по Морскому ведомству № 53 с прил. Нормального устава офицерских библиотек). Составленный в соответствии с «Уставом» Кронштадтской библиотеки, «Нормальный устав» не вносил каких-либо принципиальных изменений в жизнь уже существующих библиотек и облегчал задачу создания новых портовых книжных собраний. «Нормальный устав» официально закреплял существующую в портовых библиотеках традицию — приглашать для консультации при выборе новых книг читателей, хорошо знакомых с русской и иностранной литературой. В Кронштадтской Морской библиотеке, где впервые была введена эта должность, она носила название редактор, а в «Нормальном Уставе» член-сотрудник. Количество сотрудников не было ограничено, права голоса на заседании Комитета они не имели.

      Ежегодно библиотечные Комитеты отправляли списки обязательных членов в Морское министерство для произведения финансовых вычетов. Сегодня эти документы представляют немалый интерес для истории. Например, в списке читателей, представленном Свеаборгской библиотекой в 1915 г, имеется перечень всех зимующих в порту военных кораблей, в числе которых и будущий «крейсер революции» «Аврора». Из жалования ее капитана — Григория Бутакова — на содержание Свеаборгской морской библиотеки в год удерживалось 17 р. Старший лейтенант той же «Авроры» тратил на библиотеку 12 р. в год, а мичман – 9 р. 20 к. [11].

      История двух крупнейших офицерских библиотек — Севастопольской и Кронштадтской изучена достаточно хорошо. Но в XIX в. и в начале XX в. существовали и другие офицерские морские библиотеки, о которых в наши дни практически не осталось никаких упоминаний. Эти библиотеки не могли похвастать богатым фондом и большим количеством читателей, но и они имели свою историю и внесли свой клад в дело просвещения российских офицеров.

Архангельская Морская библиотека

      Со времен Петра I Архангельску уделялось большое внимание как единственному порту на Севере, откуда Россия могла свободно выйти на международные морские торговые пути. В 1693–1694 гг. в Архангельске в районе Соломбалы создали верфь для постройки судов, тем более что там жили поморы, опытные кораблестроители. Ход боевых действий на Балтийском море во времена Петра I вынуждал к форсированному строительству военного флота. В 1713–1715 гг. на архангельских верфях построено семь 52-пушечных «Архангелов», в XVIII–XIX вв. периодически строились корабли для военного флота России.

      В самом Архангельске существовала Губернская публичная библиотека, созданная в 1830-х гг. (известный библиограф Г. Н. Геннади [4, с. 4] ошибочно отождествляет ее с созданной намного позже Морской библиотекой). В отдаленном и глухом предместье Соломбале, где собственно и селились офицеры, ни библиотеки, ни других каких-либо культурных учреждений не существовало. Находящаяся в шести верстах от Архангельска Соломбала была к тому же отрезана от города рекой, которая весной и осенью превращалась в непреодолимое препятствие. «Помниться, до 1841 г. соломбальцы как-то умели пробавляться без книжек, без чтения. Во дни оны, в дни нравственного застоя и усыпления, жизнь наша проходила здесь бесследно, среди пустых и мелочных развлечений, под влиянием обстановки, непригодной для благотворного влияния на

      здоровое развитие и воспитание среды», — писал в 1862 г. один из жителей Соломбалы [3, с. 1].

      Созданием портовой офицерской библиотеки соломбальцы обязаны Павлу Федоровичу Кузмищеву, ставшему в 1841 г. командиром Архангельского порта. «Обняв просвещенным взглядом всю невыгоду подобного положения своих сослуживцев, и особенно молодежи, он, чтобы помочь делу, тогда же задумал устроить здесь маленькую общественную библиотеку» [3, с .2]. В первой половине 1830-х гг. П. Ф. Кузмищев находился при Кронштадтском порте. В 1832 г. в Кронштадте открылась Морская библиотека, и, конечно, он должен был быть в числе ее читателей. Таким образом, Павел Федорович имел возможность лично участвовать в процессе создания библиотеки и на собственном опыте убедиться в том, как и какую пользу несет она всему офицерскому обществу. Отметим, что П. Ф. Кузмищев не ограничился созданием библиотеки. Помимо этого, он открыл школу для обучения кантонистов, выращивал деревья и кустарники (в частности, акклиматизировал акацию, боярышник, тополь, ранее не растущие в Архангельске), развел в Соломбале огороды. При этом создатель Архангельской библиотеки сам был не чужд литературной деятельности. Проведя работу в местном архиве, П. Ф. Кузмищев составил и опубликовал в «Губернских ведомостях» труд под названием «Материалы для изучения истории Архангельского порта».

      Для новой библиотеки в маленьком помещении конторы поставили два шкафа, где находились книги, пожертвованные учредителем и некоторыми служащими порта из собственных домашних библиотек. Краткие правила оговаривали порядок пользования книгами, а подписка на журнальный абонемент стоила читателю 5 р. в год.

      Других сумм на библиотеку не взимали. На таких основаниях библиотека просуществовала 18 лет. После смерти П. Ф. Кузмищева в 1850 г. его сменил командир порта Б. А. Глазенап. По его распоряжению библиотеке выделили отдельное здание с просторным помещением для книгохранилища и читальни. Когда библиотека переехала в новое здание, ее фонд увеличился благодаря дарам Императорской Публичной и Кронштадтской библиотек и теперь составлял 2000 томов. Но и позже читатели жаловались на нехватку справочной и технической литературы. По ходатайству генерал-адмирала великого князя Константина Николаевича из средств Гидрографического департамента было выделено 600 р. на закупку книг, и было решено выделять по 300 р. ежегодно.

      Возобновленная библиотека открылась 15 ноября 1859 г. В память об основателе библиотеки в одном из читальных залов оставили «первый шкафик», с которого и начиналась библиотека, с девизом, выбранным самим Кузмищевым: «Согласием и бережливостью». Не поскупились организаторы и на убранство обновленной библиотеки. Все эти кресла, диваны и специальные дамские подножные скамеечки казались неизбалованным жителям отдаленного северного порта такой роскошью, что даже вызывали у некоторых неодобрение: «Можно-де на первый раз довольствоваться деревянными лавочками, да уж и без сигар бы» [3, с. 5.] (в помещении библиотеки разрешено было курить). Основными читателями библиотеки были морские офицеры флотского полуэкипажа, занимавшиеся съемками Белого моря и берегов Мурманского побережья и обслуживавающие маяки, и служащие Архангельского порта. Они считались действительными членами и платили за пользование библиотекой в зависимости от жалования от 3 до 5 р. в год (т. е. 1 % жалования). Служащие, получающие менее 300 р. годового содержания и временно находящиеся в Архангельске кронштадтские офицеры, с которых изымались вычеты на Кронштадтскую библиотеку, платили по 3 р. в год. Вскоре и многие жители Архангельска, где совершенно отсутствовала книжная торговля, пожелали стать читателями Морской библиотеки. Они могли стать временными членами, с оплатой 5 р. в год.

      Устава библиотека не имела, а руководствовалась временными правилами, в которых оговаривались классификация членов и средств библиотеки, состав управления и

      обязанности лиц, управлявших ею, порядок работы и выдачи книг читателям и на суда Беломорской флотилии. Систематический каталог велся в шести отделениях. Дела библиотеки шли настолько хорошо, что она смогла передать 149 дублетных изданий в Архангельскую Гидрографическую часть для распределения по беломорским маякам. Эти дары должны были стать основой библиотек для маячных служителей, в силу своей профессии по полугоду оторванных от цивилизации.

      При упразднении Архангельского порта встал вопрос о дальнейшей судьбе библиотеки. Читатели-моряки, большинство из которых должны были в скором времени покинуть Соломбалу, отправившись на новые места службы, вели жаркие споры о том, как лучше распорядиться накопленным книжным фондом. Звучали предложения подарить книги Архангельской губернской Публичной библиотеке, перевезти их в Ревель или в Николаевск-на-Амуре. Результатом обсуждений стало решение, устраивающее всех, — передать библиотеку остающейся в Соломбале Гидрографической части.

      В таком качестве библиотека существовала до 1869 г., одновременно являясь, за неимением в Соломбале Морского собрания, местом встреч офицерского общества. Читатели сходятся здесь для разговора и обмена мыслями о предметах, составляющих ту или иную специальность, тот или другой из своевременных интересов общественной жизни», — так описывал жизнь библиотеки один из ее постоянных посетителей. [3, с. 5]. Таким образом, библиотека незаметно стала местом встреч офицерского общества. Когда же существование офицерского собрания в стенах библиотеки решили закрепить официально, то даже в его «Уставе», утвержденном Министерством внутренних дел 11 января 1869 г., подчеркивалось: «Морское собрание в Соломбале, помещаемое в здании морского ведомства, в комнатах портовой библиотеки, учреждается для приятного и полезного препровождения свободного от занятий времени и для развития средств библиотеки» [8, с. 91].

      Также в 4-м пункте этого «Устава» оговаривалось: «Собрание учреждается на неопределенное время, в случае же, если бы оно по распоряжению правительства или по другим непредвиденным причинам подверглось бы упразднению, вся мебель и прочие вещи, ему принадлежащие, должны быть переданы в портовую библиотеку». Все члены собрания платили за свои билеты 10 р. в год, из которых 4 р. поступало в пользу библиотеки.

      Такое совместное существование продолжалось до начала ХХ в., когда в Соломбалу из Кронштадта был переведен Дисциплинарный экипаж. В августе 1907 г. он занял помещение в том же здании, где находились библиотека и Собрание, а уже в ноябре того же года на имя помощника начальника Главного Морского штаба поступил секретный рапорт командира дисциплинарного экипажа Берлинского (имя и отчество найти не удалось. — Л.И.Н). В своем рапорте Берлинский жаловался на посетителей Собрания, находящегося с Дисциплинарным экипажем под одной крышей. В частности он писал, что это «масса людей штатских и, по-видимому, не понимающих цели и смысла собрания и превративших его почти в питейное заведение… Офицерский состав экипажа, находясь весь день на службе, не имеет возможности по вечерам посетить даже библиотеку, единственное место проведения времени, тем более что экипаж находится вдали от города, опасаясь какого-либо скандала». [10]. В связи с этим Берлинский просил закрыть Морское собрание и создать вместо него Кают-компанию. Имущество собрания и библиотека должны были перейти в ее ведение.

      В том же месяце морской министр по Главному Морскому штабу адмирал И. М. Диков в письме председателю Совета министров П. А. Столыпину, описывая положение дел в Архангельском Морском собрании, просил: «Ввиду вредного влияния, могущего иметь на заключенных подобное поведение членов собрания, и руководствуясь §5 Устава Соломбальского Собрания, имею честь покорнейше просить Ваше превосходительство теперь же закрыть означенное собрание, как совершенно несовместимое с дисциплинарным экипажем»[10, л. 27]. В ответном письме министр

      внутренних дел предложил не закрывать Собрание совсем, а просто перевести его в другое помещение. Библиотеку предполагалось оставить кают-компании Дисциплинарного экипажа.

      Переписка о выселении Собрания велась до конца 1908 г. «Для местных офицеров дирекции и дисциплинарного батальона, а также для временно заходящих в Соломбалу офицеров съемок с упразднением этого собрания или превращением его в более специальную и замкнутую форму кают-компании, исчезнет единственное в Соломбале отвечающее своему назначению место время провождения», — писал в письме в Главный Морской штаб начальник Главного Гидрографического управления генерал-майор А. И. Вилькицкий [Цит. по 8, с. 93.]. В результате в 1908 г. Собрание покинуло занимаемое помещение, перебравшись на частную квартиру. Как писал в рапорте помощнику начальника Главного Морского штаба от 13 марта 1908 г. Берлинский: «Портовая библиотека оставлена на месте, остальное имущество собрание вынесло основательно, оставив одни только голые стены» [10, л. 38]. Вряд ли эти меры пошли на пользу библиотеке. Во всяком случае, в письме, которое члены Морского собрания адресовали директору маяков и лоций Белого моря, отмечалось: «Вышепоименованные лица (члены Морского собрания — Л.И.Н.) будут лишены возможности пользоваться и библиотека будет нести от этого большой материальный убыток, т. к. от нее отошло сорок членов Морского собрания, плативших по 4 р. Посещать же портовую библиотеку после инцидента, т. к. библиотека охраняется вооруженными часовыми, спрашивающими пропускные билеты, является весьма затруднительным и крайне неприятно, и поэтому все члены Морского собрания выразили желание, чтобы Морская библиотека была выведена из настоящего помещения в какое-либо другое, дабы иметь возможность пользоваться ею беспрепятственно» [10, л. 40].

      Из сохранившихся документов неизвестно, каким образом разрешился этот конфликт. Осенью 1915 г. начальник Главного Морского штаба вице-адмирал К. В. Стеценко согласовал с Главным командиром и военным губернатором города Архангельска вице-адмиралом А. П. Угрюмовым вопрос об открытии временного Морского собрания в городе Архангельске в связи с военными действиями Первой мировой войны. Порт Архангельска стал военным портом, и там скопилось много кораблей и офицерского состава. В 1916 г. утвердили устав этого Собрания, которое просуществовало до конца 1919 г.

      Библиотека сохранилась и в первые годы советской власти, превратившись из сугубо морской в общедоступную. В 1923 г. она активно участвовала в жизни Соломбалы, ее сотрудники подбирали литературу для проведения политчасов, организовывали выставки, выписывали все центральные газеты и военно-морскую печать. Фонд библиотеки в 1923 г. составлял 6 387 единиц хранения [2].

Астраханская Морская библиотека

      9 декабря 1860 г. по инициативе контр-адмирала Р. Г. Машина (главного командира Астраханского порта) создана Астраханская Морская библиотека. Ее организовали для офицеров Каспийской флотилии, которые были «по отдаленности края», и «по ограниченности своих средств лишены возможности своевременно следить за постепенным развитием науки, как относящихся собственно до морской части, так и вообще по всем отраслям знания» [9, с. 45]. Астрахань в это время являлась уже достаточно крупным культурным центром, где существовали многочисленные учебные заведения, краеведческий музей и публичная библиотека, к 1849 г. имеющая книги 2314 названий в 6370 томах. Эту библиотеку, (которую Г. Н. Геннади так же, как и в случае с Архангельской библиотекой, ошибочно отождествляет с Морской [4, с. 4]), открыли на пожертвования местных купцов в 1838 г. Однако современники с горечью отмечали: «все эти умственные сокровища имеют здесь весьма мало потребителей. (В настоящее время библиотека вовсе не имеет читателей.) Равнодушие здешней публики к просвещению

      простирается до того, что здесь приезжий не имеет почти никакого средства прочесть даже «Московские ведомости» … потому что во всем городе их два или три экземпляра, которые ходят по рукам «коротких» знакомых бесконечное время. Здесь нет ни одного публичного заведения, ни одной кофейни, ни одного трактира, куда бы можно было прийти и пробежать газету» [1, с. 50]. Культурные запросы морских офицеров сильно отличались от потребностей малограмотных астраханских обывателей, именно поэтому моряки нуждались в собственной библиотеке.

      Р. Г. Машин предложил офицерам порта дать письменное согласие на вычеты из их жалования в пользу библиотеки в первый год по 2 %, а далее по 1 %. «Полное сочувствие и всеобщая готовность всех гг. офицеров были ответом на такое приглашение и дали возможность контр-адмиралу Машину ходатайствовать, как о разрешении открыть библиотеку при порте, так и об отпуске на первое обзаведение оной, заимообразно, от 1000 до 1500 р. серебром, с возвратом из 1 %-го сбора, на который, на будущее время, все офицеры согласились уделять из своего жалованья» [9, с.45]. Результатом ходатайства явилось распоряжение отпустить на первое обзаведение библиотеки 1000 р. серебром из остаточных сумм Морской типографии. В дальнейшем было решено вносить ежегодно по смете этого департамента по 20 % суммы, отпущенной первоначально на заведение библиотеки. А офицеры Астраханского порта стали своевременно получать все необходимые им журналы и книги. Управлял библиотекой Комитет из пяти человек под председательством младшего флагмана. Комитет разработал правила пользования библиотекой. Книжный фонд состоял из 12 разделов: морской, военный, богословский, юридический, политический, исторический, камеральный (естественных наук), математический, медицинский, филологический или словесности, периодика, изящные искусства и смесь.

      Помимо обязательных членов библиотекой могли пользоваться жители города за весьма умеренную плату — 4 р. в год (для сравнения: городской Клуб, выписывавший только «Северную пчелу» и «Русский инвалид», брал за пользование журнальным залом 30 р. в год) [1, с. 50]. Однако «лиц постороннего ведомства, а также неслужащих и пользовавшихся бесплатно в библиотеке, не было в течение долгого времени…» [9, с. 47]. Видимо, астраханцы, мало интересовавшиеся публичной библиотекой, проигнорировали и морскую. Сами офицеры посещали библиотеку часто, наибольшим спросом пользовались периодика и филологический отдел, далее, с большим отрывом, по числу спрашиваемых читателями книг, следовали камеральный, исторический и морской отделы [9, 1866, с. 1-4]. Брать в поход библиотечные книги морякам не разрешалось.

      Когда в 1886 г. Каспийская флотилия была переведена в Баку, очевидно, туда же переехала и Астраханская Морская библиотека, впоследствии влившаяся в состав Бакинской Морской библиотеки, просуществовавшей до 1918 г.

      Революция и последующая гражданская война положили конец существованию многих офицерских библиотек. Книги гибли при пожарах, разворовывались, вывозились за границу отступающими белогвардейскими войсками. В первые годы советской власти офицерские библиотеки национализируются и становятся общедоступными. Управление библиотеками передается Политическому управлению (ПУР) РВС, и теперь вся их деятельность направлена на пропаганду коммунистической идеологии. Библиотечные фонды подвергаются «профилизации» и «фильтрации», т. е. из них изымается большинство старых ценных изданий, а также книги на иностранных языках. В связи с проводимой в 1920–е гг. борьбой с неграмотностью потребность в книгах оставалась чрезвычайно велика. Многие издания используются для создания библиотек-передвижек, матросских читален, высылаются в подшефные колхозы во время проведения кампании «смычки города с деревней». На базе оставшихся фондов через несколько лет возникли многие библиотеки Домов офицеров. Из всех офицерских библиотек, пожалуй, только Севастопольская смогла дожить до наших дней, сохранив большую часть своих фондов и свое помещение. Книги из других библиотек часто перемещались, например, в

      Центральную военно-морскую библиотеку и библиотеку Военно-морской академии поступали книги из Кронштадтской морской библиотеки. Библиотекари Тихоокеанского дома офицеров помнят о сотнях мешков с книгами, которые поступили к ним в библиотеку из Порт-Артура и Даляня в конце 1945 г. [5, с. 3].

      В наши дни в Российском флоте существует огромный интерес к своей истории, возрождаются забытые традиции. Снова открываются Офицерские собрания, при которых, как и прежде, создаются библиотеки, стремящиеся возродить утраченные традиции. Поэтому изучение былых офицерских портовых книжных библиотек сегодня представляется делом весьма актуальным.

Литература

1. Астрахань и Астраханская губерния : описание края и общественной жизни его… –– М. : Тип. В. Готье, 1852. –– 180 с.

2. Библиотека – военморам // Красный флот. –– 1923. –– № 11/12. –– С. 114.

3. Богославский П. А., Архангельская портовая библиотека / П. А. Богославский. –– Морской сборник. — 1862. –– № 9. –– С. 1–13.

4. Геннади Г. Н. Указатель библиотек России / Г. Н. Геннади. –– Спб. ; 1864. –– 33 с. От Архангельской Губернской публичной библиотеки // Архангельские губернские ведомости. –– 1853. –– № 49. –– С. 4.

5. Егоров М. Родилась вместе с флотом : флагманская библиотека ТОФ / М. Егоров // Боевая вахта. –– 1994. –– 15 июля. С. 3.

6. Зайончковский П. А. Военные реформы 1860–1870 гг. в России / П. А. Зайончковский. –– М. : МГУ, 1952. –– 320 с.

7. Левенштерн Е. Е. Вокруг света с И. Крузенштерном / Е. Е. Левенштерн ; сост.: А. В. Крузенштерн, О. М. Федорова, И. К. Шафрановская. –– СПб., 2003. –– 600 с.

8. Морские собрания России, 1802–2005 : история и современность. –– СПб. : Морское собрание, 2005. –– 171 с.

9. Отчет Астраханской морской библиотеки со времени ее открытия по 1 мая 1862 г. –– Морской сборник. –– № 8. –– С. 45–49; 1866. –– № 10. –– С. 1–4.

10. РГА ВМФ. Ф.417 «Главный морской штаб Петрограда. 1884–1918 гг.». Оп.6, Д.230 «Об изменении устава…».

11. РГА ВМФ Ф.972, Оп.2 Д.1235 «Список состоящих… офицеров флота». Л. 1–12.