ПРОЗВИЩЕ ПО ЗАСЛУГАМ

    Каланов Н.А.

         Пожалуй, нигде так не распространен обычай давать друг другу различные прозвища, шутливые звания и почетные титулы, как на флоте. Издавна среди моряков бытует традиционные "штатные" прозвища, каждое из которых соответствует определенной должности. К примеру "кэп" – капитан, "чиф" – старший помощник, "дед" – старший механик, "дракон" боцман и т.д. Но бывало и так, что особо отличившиеся мореплаватели, военные моряки или исторические личности, связанные с флотом удостаивались "персональных" прозвищ и титулов. Многие из них навечно остались на страницах морской истории.
          Вспомним некоторые из этих имен.
          Португальский принц Дон Энрикес (1394-1460) настоящим моряком никогда не был и дальше Гибралтарского пролива никогда не плавал. Однако вся его жизнь была связана с морем. Являясь главой Ордена Христа, он использовал средства для распространения церковного культа на создание астрономической обсерватории, мореходной школы и крупнейшей морской библиотеки. Принц оказался талантливым организатором далеких морских походов, целью которых было отыскание пути в Индию. Благодаря этим плаваниям португальцы сделали много важных географических открытий в Центральной Атлантике и у берегов Африки. За любовь к морю и страсть к морским наукам моряки окрестили Дона Энрикеса прозвищем "Генрих Мореплаватель". Под этим именем он упоминается в научных трудах по географии и истории мореплавания.
          Известные мореходы эпохи географических открытий за свои труды заслуживали от современников пышные почетные титулы. Так, первооткрывателя Индии Васко да Гама (1469-1524) именовали "адмиралом Индийских морей" (знаменитого Колумба (1451-1606) обещали назвать "адмиралом Океана-морей", "главным адмиралом океана", а называли просто "безумный генуэзец").
          Во времена океанской корсаро-пиратской эпопеи предприимчивые "джентльмены удачи" в кровавых схватках завоевывали себе громкие прозвища. Например, английских корсаров Френсиса Дрейка (1540-1596) и Уолтера Рэли (ок.1552-1618) уже при жизни именовали "железными пиратами королевы Елизаветы". Талантливого авантюриста и лихого "пиратского адмирал" Генри Моргана (ок.1635-1688) боялись все жители Панамы. Под его властью находилось 2000 человек и более десятка судов. Он захватывал богатую добычу не только в открытом море, но и с успехом грабил прибрежные города. К концу жизни судьба сделала Моргана главнокомандующим морскими силами Англии на Ямайке, и он стал бороться против… своих дружков-пиратов. При этом проявил столько изобретательности и беспощадности, что получил кличку "Жестокий".
          В лондонской картинной галерее висит портрет другого "хозяина моря" Уильима Дампира (1652-1715). На золоченной раме надпись "Пират-натуралист". Эта колоритная личность (даже для того времени) умело сочетала пиратскую и научную деятельность. Во время трех кругосветных плаваний, в промежутках между разбоями, Дампир вел метеорологические, этнографические, ботанические и зоологические исследования, собрал уникальную коллекцию гербариев. Став членом Британской Академии Наук, он написал ряд интереснейших книг о своих путешествиях и находках (но не о грабежах!).
          Морская история помнит не только всемирно известных "рыцарей пенькового ожерелья", но и о простых капитанах судов. Вот история об одном из них.
          Кто не знает легенду о "Летучем голландце"? Это прозвище капитана, который за неверие в бога и дьявола был осужден навечно скитаться со своим кораблем по морям и океанам. Этим прозвищем на флотах часто называли смелых и опытных капитанов. Одним из обладателей почетного прозвища стал голландский "мастер" Баренд Фоккерс. А получил оно его вот за что. В начале XVII века, когда моряки плавали только в светлое время суток, редко кто отваживался ходить ночью, даже под малыми парусами. Из-за этого увеличивались трудности рейсов, а их длительность была неопределенной. Капитан Фоккерс первым рискнул не прерывать плавание ночью и не убирать ни одного паруса. Матросские байки сказывали, будто он так ценил попутный вечер, что заканчивая свою вахту, запирал шкоты на специальный замок, чтобы (не дай бог!) вахтенный помощник не уменьшил парусов. Презрев все опасности, капитан сделал сенсацию, совершив обратный рейс от Батавии до Амстердама всего за три месяца, вместо привычных десяти. С тех пор во всех портах его называли не иначе как "Летучий Голландец".
          Особенно много прозвищ и остроумных званий появляется среди военных моряков. Они запечатлены в книгах по военно-морской истории и даже упоминается классиками мировой литературы.
          Например, почетное звание "Пенитель моря" имел знаменитый американский корсар, шотландец по происхождению Пол Джонс (1747-1792). Его биография и подвиги столь романтичны и увлекательны, что Поль стал прообразом героев многих художественных произведений, таких как романов: А.Дюма – "Капитан Поль", Г.Мелвилл – "Израиль Поттер", книг Ф. Купера, стихов У. Уитмена и других писателей и поэтов. Смелый и решительный моряк, любитель рискованных операций, он прославился в сражениях против английского флота во время Войны за независимость США. Историки утверждают, что однажды в жарком бою на его корабле были разбиты почти все орудия, а половина команды убита и покалечена. На предложение англичан сдаться Джонс ответил: "А я еще и не начинал сражаться!" Поскольку "пенитель моря" выиграл и это сражение, ответ его вошел в историю. После окончания войны славный моряк отказался от доходного места и спокойной жизни. в 1788 году он поступил на службу в качестве командира корабля в "Российский Императорский Флот Ее Величества Екатерины II". В этом же году, будучи уже в должности командира эскадры Пол Джонс выиграл бой с турецким флотом, за что был награжден орденом и произведен в контр-адмиралы. Участвуя в боевых действиях он подтвердил репутацию отважного адмирала и искусного моряка, чем вновь доказал, что не зря его прозвали "Пенителем моря". По преданию, когда зимой адмирал уезжал из России к себе на родину, на нем была красивая соболиная шуба, подаренная великим Суворовым за личную храбрость.
          В жизни не все прозвища бывают лестны: иногда оно, став известным всему флоту становится нарицательным оборотом. Как и произошло с прозвищем английского командора Джона Байрона (1723-1786), дедом известного поэта Джорджа Гордона Байрона. Еще будучи гардемарином Джон Байрон, участвовал в кругосветном плавании, где попал в кораблекрушение. И, наверно, с тех пор ему не очень везло. Со временем он достиг высокого положения, но на флоте считалось, что корабли, которыми командовал Байрон неизменно терпели аварии или попадали в жестокие шторма. Внук-поэт по этому поводу иронически писал: "Гул непогоды дед встречал на море…" За такое невезение "смоляные куртки" – матросы прозвали его "Джек – Плохая погода". И действительно Байрону-деду не всегда везло в жизни. Он так и не смог дослужиться до главных адмиральских чинов, с трудом совершил 13-е (не очень везучее число!) по счету кругосветное плавание. В котором особо выдающихся открытий не сделал, но сумел присоединить Фолклендские (Мальвинские) острова к "Британской короне". Однако и эта его историческая заслуга, как теперь известно, приносит бывшей "владычице морей" достаточно хлопот.
          А вот главнокомандующего голландским флотом Мартина Харперса Тромпа (1597 – 1653) называли в матросской среде куда более солидно и благозвучно – "адмирал Победа" (сам Тромп называл себя "дедушкой матросов"). Такое громкое звание он заслужил за 33 победных боя и сражения, одержанных над английскими и испанскими кораблями и флотилиями. "Жители кубриков" свято верили, что Тромп рожден под счастливой звездой и поэтому смело плавали под его флагом. И все же в последнем своем бою "госпожа Удача" отвернулась от адмирала и его эскадра была разбита англичанами. Этот случай, как бы доказывал верность философского изречения приписываемого "победному адмиралу" – "Счастье и несчастья в баталии многожды состоит в одной пульке". Через полсотни лет основатель русского флота Петр I заметил по этому поводу: "Пульки бояться – не идти в солдаты", подчеркивая тем самым идею, что надо воевать умением, а не везением.
          Замечено, что чем талантливее личность, тем больше она заслуживает прозвищ и титулов. К таким людям относится "Царь-моряк", "Царь-корабел", "Царь-плотник" – Петр I – Петр Великий (1672-1725). Своим образом жизни, государственной политикой он стремился приобщить своих подданных к морскому делу. Так в "Северной Пальмире" – Санкт-Петербурге, городе, стоящем на множестве островов, Петр I запретил строить мосты, а сообщение между островами разрешалось поддерживать только с помощью судов. Для ознакомления населения с навыками управления судами, в 1718 году был создан первый в России яхт-клуб – "Партикулярная верфь". Командующим любительским малым флотом, названным в шутку "Невским флотом, был назначен заслуженный сухопутный генерал Потемкин. В его обязанности вменялось: устраивать морские гуляния на Неве и строго следить "… Чтобы всех чинов люди, которые в Петербурге обретаются, во время ветра ездили Невою-рекою на судах парусами". Остряки-моряки вскоре произвели Потемкина в звание "адмирал" и стали называть его "Невским адмиралом".
          История отечественного флота хранит немало почетных званий и прозвищ заслуженных мореплавателей и героев морских сражений.
          С пророческих слов Ломоносова:
          Колумбы русские, презрев угрюмый рок,
          Меж льдами новый путь отворят на восток
          И наша досягнет в Америку держава.
          стали называть выдающегося морехода, одного из первооткрывателей Америки – Витуса Беринга (1681-1741) "Колумбом Русским". Впоследствии этого титула был удостоен пионер освоения Аляски, основатель первых поселений в Русской Америке – Григорий Шелихов (1747-1795).
          История географических открытий хранит замечательные путешествия отечественных мореплавателей. Их заслуги признаны всем миром, а географические изыскания внесли весомый вклад в познание Мирового океана. Так, широко известный в свое время "Атлас Южного моря" – научный труд о Тихом океане, написанный адмиралом И.Ф.Крузенштерном, снискал автору имя "великого гидрографа Тихого океана".
          Василий Яковлевич Чичагов знаменит тем, что дважды в 1764 и 1766 годах руководил секретной полярной экспедицией. Тайной целью ее было отыскание морского пути на Запад из Архангельска к берегам Северной Америки через моря Арктики. И хотя экспедиция главной цели своей не достигла, но за смелость и высокий морской профессионализм в морской среде Чичагова прозвали "адмирал Гренландского моря".
          В военном флоте за смелость, решительность и победоносность всех боев и сражений, почетным прозвищем "Морской Суворов" современники называли флотоводцев Ф.Ф.Ушакова (1744-1817) и П.С.Нахимова. Знаменитого кораблестроителя, строителя первых броненосных кораблей, адмирала А.А.Попова (1821-1898), за его настойчивость в развитии железного флота называли "поклонником брони". Для первого русского писателя-мариниста А.А.Станюковича – признанного "флагмана русской морской литературы" – адмирал Попов стал прототипом главного героя повести "Беспокойный адмирал".
          Особенно много почетных прозвищ у легендарного моряка, вице-адмирала С.О.Макарова (1849-1904). Матросы с уважением величали его "Дед", "Борода", офицеры в знак заслуг Степана Осиповича в организации минного дела в России, называли дедушкой русского минного флота". В учебных кругах за изобретение броневых наконечников для артиллерийских снарядов (благодаря чему русская артиллерия стала более мощной) Макаров получил звание "Победитель брони". Одно из самых почетных прозвищ – "северный Витязь" высечено в стихотворной эпитафии на памятнике Макарову в Кронштадте. Он получил его за заслуги в освоении Севера, как организатор 2-х полярных морских экспедиций на ледоколе "Ермак".
          История флота хранит много исторических прозвищ – о всех не расскажешь. Каждое из них напоминает нам об интереснейших страницах морской истории. И надо отметить, что во все века, на всех флотах прозвища и почетные титулы дают только за заслуги, а уж в точности и меткости сомневаться не приходится.