ИМЕНА КОРАБЛЕЙ ПЕРВООТКРЫВАТЕЛЕЙ

Каланов Н.А.

     С древних времен судно – творение рук человека – при рождении получает собственное имя. Название судна (корабля, лодки) является отражением истории, политики, нравов и вкусов определенной эпохи, исторического периода. Оно несет в себе информацию о национальной принадлежности, а часто и о существующем общественно-политическом строе.

      В наше время в ономастике (раздел языкознания, изучающий собственные имена) выделяется самостоятельно развивающаяся отрасль – каронимика (от греческого "карабос" – корабль, "онома" – имя). Каронимика изучает названия кораблей и судов, историю их возникновения, структуру и изменения традиций наименования.

      Практическое применение каронимики позволяет избежать методологических ошибок при наименовании современных судов и кораблей, продолжить исторические традиции.

      Древние легенды, мифы, сказки донесли до нас названия судов, которые, возможно, в действительности совершали дальние плавания. В Древнем Египте это суда фараонов "Дикий бык", "Явление в Мемфисе"; у викингов – "Большой зубр"; у греков – "Арго" ("Быстрая"); у русских – судно Садко – "Сокол"…

      В эпоху великих географических открытий XV-ХVII веков прославились испанские и португальские мореплаватели. Названия судов, на которых они отправлялись в морские походы, были в духе традиций средневековья. Чаще всего корабли называли в честь божественных покровителей моряков, наиболее почитаемых святых или религиозных праздников. Например, в экспедиции португальца Васко да Гамы были суда "Сан Габриель" и "Сан Рафаэль". Под командой испанца Валенса де Мендоса плавали в Новый Свет "Сан Кристобаль" и "Санкти Эспиритус" ("Святой Дух"). Среди судов, подчиненных знатному рыцарю-монаху Гарсия Лоайси, были: "Санта Мария де ла Виктория" ("Победоносная Святая Мария"), "Санто Лалуна" ("Святой месяц"), "Санкти Эспиритус".

      20 сентября 1519 года в море вышла флотилия Фернандо Магеллана в составе: "Сан Антонио", "Тринидад" ("Троица"), "Сан Яго" ("Святой Яков"), "Консепсион" ("Зачатие"), "Виктория" ("Победа"). Через три года изнурительного, исполненного трагических происшествий плавания в Испанию вернулась одна "Виктория". Этот корабль, впервые совершив кругосветное плавание, оправдал свое название – "Победа" и вместе с именем Магеллана обрел бессмертие.

      Примечательно, что история была благосклонна не ко всем корабельным именам. Например, два судна первой экспедиции Христофора Колумба больше известны не под официальными названиями, а под прозвищами, данными им моряками. Так "Нинья" ("Крошка") имела настоящее имя "Санта-Клара", а официальное название корабля "Пинта" ("Кружка") так и не известно до сих пор. Полагают, что прозвища эти корабли получили от фамилий бывших хозяев – Пинто и Ниньо. У третьего, флагманского, корабля эскадры Колумба "Санта Мария" тоже было неофициальное имя. Будущий "адмирал океана-морей" писал, что это было "плохое судно, непригодное для открытий", и называл его в своих записях исключительно "Ла Гальера" ("Галисийка"). В те времена такое прозвище было довольно распространено среди судов типа нао (каким и являлась "Санта Мария"), строившихся на верфях испанской провинции "Галисия". Вообще, в средние века давать судам "домашние" прозвища было делом обычным. Кстати, магеллановскую "Викторию" называли "Бискайкой", так как она была построена на Бискайской верфи.

      Географические открытия XVI – XVII веков неразрывно связаны с каперско-пиратской эпопеей, которая развернулась в морях и океанах из-за морского соперничества Испании, Англии, Франции, и Голландии. Это было время, когда новые земли открывали дерзкие и искусные мореплаватели – "джентельмены удачи", такие как У. Рэли, Ф. Дрейк, У. Дампир, Г. Морган. На кораблях с названиями типа "Дестини" ("Судьба"), "Голден Хайнд" ("Золотая Лань"), "Роубак" ("Косуля"), "Рейнбоу" ("Радуга") – "рыцари пенькового ожерелья" совершали дальние и кругосветные плавания, создавали реальные представления о географии морей и материков. И, конечно, они не забывали о главной цели своих походов – обогащении любой ценой, будь то захват судов или ограбление городов Атлантического и Тихоокеанского побережий.

      В начале XVIII столетия английские моряки предприняли серию экспедиций за океан. Венцом этих путешествий по праву считаются три кругосветных плавания Джеймса Кука. Корабль, на котором он совершил первое из них, назывался "Индевор" ("Попытка"). Эта "попытка" увенчалась большим успехом, как в области познания мира, в частности естествознания, так и новых географических открытий.

      Правительство Англии решило организовать второе кругосветное плавание. Для него офицерами Адмиралтейства были приобретены два бывших "угольщика" – "Маркиз Гренби" и "Маркиз Рокингхем". Военные моряки переименовали их в честь известных пиратов – "Дрейк" и "Рэли". Однако Лондонское королевское географическое общество, ответственное за организацию экспедиции, указало адмиралам на неприемлемость таких названий, имеющих явно политическую окраску. Дело в том, что истинной целью прежней и предстоящей экспедиции Кука был не столько научный интерес, сколько стремление англичан открыть и присоединить новые земли южных морей к "британской короне". Но на эти районы Тихого океана издавна претендовали Испания и Голландия. Поэтому имена оставивших о себе в истории мрачную память адмиралов пиратских флотилий Англии, написанные на бортах "научных" судов могли бы вызвать за границей подозрения о настоящей цели похода. Итак, корабли были названы "Resolution" ("Решение") и "Adventure" ("Предприятие", а точнее "Рискованное предприятие", "Приключение").

      В 1776 году Кук возглавил третью кругосветную экспедицию. В ней вместо "Adventure" участвовало другое судно, названное "Discovery" ("Открытие").

      Выбор этих названий для судов Кука был не случаен и вот почему. В то время дальние, тем более кругосветные плавания нельзя было предпринять без специального официального документа, который выдавался крупными морскими державами только судам, выходящим в море с научными целями с определенным штатом ученых на борту. В документе главами государств гарантировалась помощь, снабжение и безопасность плавания в колониальных владениях стран, его выдавших. Причем иногда гарантии сохранялись даже на период частых тогда межгосударственых войн.

      Начиная с середины XVIII века такая международная практика выдачи охранных грамот – "патентов"- получила широкое распространение и была поддержана многими государствами, посылавшими экспедиции для исследования Мирового океана. Поэтому название судна, которое вписывалось в этот документ, имело весьма определенный характер. Оно как бы подчеркивало цели экспедиции и то важное место, которое занимает в ней наука.

      Так родилась традиция наименования судов научных экспедиций. Вот несколько примеров, относящихся к тем временам. В 1801 году для исследования "неведомой южной земли" вышли французские корветы экспедиции Н. Бодена – "Географ" и "Натуралист". Первое плавание вокруг Австралии совершил английский корабль "Investigater" ("Исследователь") под командой М. Флиндерса. Французский мореплаватель Жан-Франсуа Лаперуз специально позаботился, чтобы перед отправкой в дальний путь вверенные ему суда "Портер" ("Носильщик") и "Отруш" ("Страус") получили новые имена "Буссоль" и "Астролябия" по названию морских навигационных инструментов. Экспедиция Лаперуза пропала без вести. На ее поиски в 1791 году под командой контр-адмирала Б. д'Антркасто вышли суда "Решерш" ("Поиск") и "Эсперанс" ("Надежда"). Такие названия кораблей больше отвечали целям экспедиции, чем прежние "Форель" и "Строгий". Несколько позже в поисках участвовало судно "Астролябия", бывшая "Кокийаж" ("Ракушка"), названная так ее капитаном Д. Дюрвилем в честь одного из погибших судов Лаперуза.

      В духе этой международной каронимической традиции были названы и суда русских экспедиций 1819-1823 годов.

      "Его Императорское Величество высочайше повелеть соизволили наименовать приуготовляющиеся в дальний вояж шлюпы: 28-пушечный "Востоком" и строящийся ныне на Охте 18-пушечный "Открытием"; транспортам же "Ладоге" и "Свири" именоваться шлюпами: первому – "Мирным", а последнему – "Благонамеренным".

      Особенный интерес в истории корабельных имен представляют традиции наименования судов экспедиций, исследовавших моря полярных областей. Большинство названий первых судов, прорывавшихся сквозь льды к неизвестным землям, носило эмоциональный, экспрессивный характер. В них как бы отразились те чувства, что испытывали полярные моряки в суровых краях: опасность, но вместе с тем решимость и стремление к победе.

      Вот некоторые из них: "Эребус" ("Преисподняя"), "Террор" ("Ужас"), "Виктория" ("Победа"), "Конфиденс" ("Доверие"), "Хоуп" ("Надежда").

      Название последнего судна, принадлежавшего известному полярному мореплавателю Э. Шелктону, было взято из фамильного герба капитана, где значилось: "Терпением побеждаем".

      К началу ХХ века большие области Арктики и Антарктики продолжали оставаться "белыми пятнами" на географичекой карте планеты. В их разгадке приняли участие многие государства. В этих морских походах сложно переплелись научные интересы, коммерческие цели, имперские амбиции, стремление быть первыми на неведомых землях. Вот как об этом писал Стефан Цвейг: "Храбрость отдельных смельчаков поддерживается соперничеством наций. Не только за полюс борются они, но также и за флаг, которому суждено развеваться над новой землей; гордость взвинчивает самолюбие исследователей. К месту священных вожделений снаряжается поход наций".

      В это время традиционные названия исследовательских судов постепенно вытесняются наименованиями, отражающими их национальную принадлежность. Тем самым правительствами преследовалась цель – закрепить приоритет первооткрывателей земель, чтобы избежать конкуренции в их освоении. С 1897 по 1930 годы у берегов Антарктиды побывали суда: "Бельжика" ("Бельгия"), "Скотия" ("Шотландия"), "Франс" ("Франция"), "Дойчланд" ("Германия"), "Дана" ("Дания"), "Норге" ("Норвегия")…

      В Арктике плавали норвежское судно "Мод" (названное в честь королевы Норвегии), американское – "Теодор Рузвельт".

      Причем, эти судовые имена закреплялись на вновь открытых островах и землях. Десятилетиями они наносились на географические карты, а вместе с ними фамилии императоров, глав правительств, министров, банкиров, странпервооткрывателей. Даже в 1939 году, в канун второй мировой войны, претендуя на часть Антарктиды, гитлеровская Германия провела у берегов материка секретную экспедицию на корабле "Швабенланд" (одна из областей Германии). Исследовав большой район приморской полосы Земли Королевы Мод, ее назвали Ной Швабенланд – Новая Швабия.

      Однако и в этот исторический период среди "стандартных" наименований судов встречались и оригинальные. Например, три судна французского полярного исследователя Жана Шарко носили название "Пуркуа па?" ("Почему бы нет?"). Родившись в семье всемирно известного профессора-невропатолога Мартена Шарко, Жан сначала пошел по стопам отца и получил высшее медицинское образование. Но страстная любовь к морю и мечта стать настоящим, профессиональным моряком круто изменили его жизнь. "Пуркуа па?" – ответил Жан на высказанные отцом сомнения по по-воду осуществления его планов. Так родилось название судна Шарко-младшего. В 1936 году у берегов Исландии судно "Пуркуа па?" потерпело крушение, при этом погибло 40 моряков, среди них и семидесятилетний капитан Жан Батист Шарко.

      Замечательно название всемирно известного судна "Фрам" ("Вперед"). У этой норвежской шхуны счастливая судьба, она действительно шла всегда впереди всех исследовании и покорении обоих полюсов. В декабре 1911 года на самой "макушке" Антарктиды впервые в истории человечества взвился флаг, на котором было написано гордое имя "Фрам", а покорителем этого полюса стал капитан этого судна Р. Амундсен. Ныне этот корабль как священная реликвия мореплавания хранится в норвежском музее в Осло.

      Имя подводной лодки капитана Немо "Наутилус" ("Кораблик") из романа Жюля Верна "20.000 лье под водой" тоже вошло в историю. Так была названа американская субмарина, на которой отставной летчик Х. Уилкинс в 1931 году собирался достигнуть Северного полюса подо льдами океана. По техническим причинам поход не удался, хотя лодка и добралась до Земли Франца-Иосифа. Умирая, Уилкинс завещал развеять его прах на полюсе. В 1958 году это сделали его земляки – покорители Арктики – экипаж атомной подводной лодки "Наутилус".

      Среди других покорителей северных морей всемирную известность приобрело шведское судно "Вега". Вегой называется одна из наиболее ярких и красивых звезд северного небосвода. Она так заметна, что любой начинающий изучать звездное небо сможет найти ее. Моряки издревле с помощью этой звезды определяли местонахождение судна в открытом море. В 1878-1879 годах под руководством А. Э. Норденшельда пароход "Вега" впервые прошел с одной зимовкой Северо-Восточным проходом вдоль северного побережья Европы и Азии с запада на восток. День возвращения "Веги" из плавания в Стокгольм стал ежегодно отмечаться в Швеции как национальный праздник. В 1880 году в честь славного судна в стране была учреждена медаль "Вега". Награда, носящая название судна – явление уникальное. Ее удостаиваются ученые, путешественники, совершившие значительные открытия. Среди русских медалью "Вега" были награждены Н. Пржевальский, В. Юнкер, Б. Вильницкий в 1926 году и полярный исследователь М. Сомов в 1959 году. Эту медаль получил известный мореплаватель и ученый Тур Хейердал.

      За многовековую историю исследования Мирового океана во флотах разных стран сложились целые династии корабельных имен. В Англии основателем одной из них стал барк Ост-Индской компании "Discovery" ("Открытие"). Начиная с 1602 года, в течение 12 лет, судно плавало в поисках Северо-Западного прохода – пути из Европы вдоль северных берегов Америки. В разные годы кораблем командовали Г. Гудзон, Т. Батон, Р. Байлот, У. Баффин. Эти экспедиции открыли и исследовали Гудзонов залив и море Баффина. А всего до 1860 года в британском флоте 7 судов носили это имя, среди них и знаменитое судно Д. Кука. В 1901 г. был построен "Дискавери I", на котором две экспедиции совершил покоритель Южного полюса Р. Скотт. С именем этого судна связаны судьбы таких ученых и исследователей, как Ст. Кемп, А. Харди, Д. Моусон и др. С 1958 года "Дискавери I" стал судном-музеем на реке Темзе в Лондоне. Ныне национальным институтом океанографии Великобритании используется современное научно-исследовательское судно "Дискавери".

      Другим основателем династии стал английский парусно-паровой корвет "Челленджер" ("Бросающий вызов"). На его гербе был изображен рыцарь, бросающий перчатку морю. Столь громкое и ко многому обязывающее название призывало экипаж корабля доказать, что он достоин этого имени. С 1872 по 1876 год "Челленджером" была проведена первая комплексная океанографическая экспедиция. Ее девизом было "Узнать все о море", и, действительно, учеными было собрано огромное количество научного материала, который в отчете составил 56 томов. В 1929 году преемником славно потрудившегося "Челленджера" стало одноименное научно-исследовательское судно.

      Сейчас в океанах работает американское научное судно для глубоководного бурения "Гломар Челенджер".

      Рассказывая о корабельных именах исследовательских судов, нельзя не отметить одну из интереснейших традиций их наименования в честь известных ученых и знаменитых мореплавателей. Возможно, первым в этой серии стало судно, получившего имя нашего соотечественника И. Ф. Крузенштерна. Искусный мореплаватель, адмирал, автор крупнейшего труда по исследованию Тихого океана – "Атлас Южного моря", Крузенштерн пользовался большим уважением среди моряков и ученых всего мира.

"Одно и судов экспедиции я назвал "Крузенштерн" в честь Вас, Ваших заслуг и таланта… Если произойдет кораблекрушение, "Крузенштерн" станет нашим последним прибежищем, поэтому особенно символично название этого судна как дань Вашей ценной работе по Тихому океану". Такое письмо пришло в 1832 году русскому адмиралу от английского полярного ученого Джона Росса. Это плавание закончилось для Росса вполне успешно, он привез много материалов с описанием Аляски, а один из мысов полуострова назвал в честь своего острова – Крузенштерн.

      Эту традицию продолжили научные суда: "Виллем Баренц" (Голлан-дия), "Баффин" (Канада), "Свердруп" (Норвегия), "Жан Шарко" (Франция) и др.

      В настоящее время во всем мире насчитывается более 200 научно-исследовательских судов. Их названия, несмотря на все свое многообразие, в основном продолжают традиции, сложившиеся в прошлом. Вот некоторые из них: "Исследователь", "Океанограф" (США), "Наутилус"

      (Греция), "Бигль" (Англия), "Франс II", "Астролябия" (Франция), "Галатея" (Дания), "Попытка" (Новая Зеландия).

      В летописи мореплавания и исследования Мирового океана вписаны сотни имен судов-первопроходцев, кораблей науки. За каждым из них – эпохи великих открытий, славные подвиги и трудовые будни моряков и ученых.