МЕСТЬ РУСАЛКИ

Карева Карина

Кто не слышал о русалках и нимфах – полуженщинах-полурыбах, обитающих чаще всего в морской пучине? Не будет преувеличением сказать, что их образами пронизан весь мировой фольклор. Предания и истории о русалках есть и у народов, чья история не связана с морскими просторами. В этом случае средой обитания странных существ называются реки и озера. И во все века естествоиспытатели и историки задумывались над тем, действительно ли русалки существа чисто мифические или в очень далеком прошлом на нашей планете и впрямь существовала, пусть немногочисленная, но разумная разновидность людей – амфибии.

Истоки первых легенд про обворожительных обитательниц подводного царства восходят еще к Древнему Вавилону. Самое интересное в них то, что наряду с женщинами-рыбами очень часто фигурируют здесь и представители мужского пола амфибий – тритоны. Нельзя забывать, что и могущественные вавилонские божества, которым поклонялись древние, внешне тоже наполовину рыбы, в том числе и бог солнца Оаннес.

Как это ни поразительно, с именем и обликом Оаннеса связана и одна из сенсаций нашего века. В тридцатых годах французскими учеными в Африке было открыто одно из древнейших племен Земли – догоны, несколько тысяч лет ухитрившиеся просуществовать в полной изоляции от цивилизованного мира.

При этом догоны потрясли исследователей своими фантастически точными астрономическими знаниями, опережавшими современную науку. Жрецы племени пояснили, что знания были даны их предкам космическими пришельцами, прилетевшими со звезды Сириус и имевшими вид амфибий. Главный же из прилетевших – Оаннес – стал основным богом, которому поклонялись догоны…

Но вернемся к земным русалкам. Есть у берегов Шотландии маленький островок, сплошь покрытый небольшими серо-зелеными камешками, которые здесь называют "слезы русалки". Название это связано с трогательной легендой о русалке, полюбившей молодого монаха и навещавшей его в монастыре святого братства Ионы ежедневно. По преданию, монах научил русалку молитвам и они вместе вымаливали у Бога для нее душу… Но покинуть море она так и не сумела и в конце концов уплыла с острова навсегда, горько оплакивая свою судьбу.

Легенда датируется VI веком и на фоне "русалочьего фольклора" в определенном смысле уникальна. Ведь в ней говорится о любви, а подавляющее большинство сказаний про обитательниц морских и речных глубин однозначно предупреждает как раз об обратном.

Решительно во всех морских притчах и легендах русалки и сирены – существа не только обольстительные, но и коварные, завлекающие моряков в свои сети пением и чудесной музыкой, "завораживающие", усыпляющие их с единственной целью – погубить. Даже мимолетную встречу с русалкой, только мелькнувшей на горизонте, мореходы считают очень плохой приметой: увидевший эту морскую обольстительницу непременно очень скоро утонет!

Но не только моряки оказываются свидетелями и участниками встреч с загадочными обитателями глубин. Теплым летним днем 1890 года учитель Уильям Монро прогуливался по пляжу в шотландском графстве Кэйтнесс. Внезапно на камне, выступающем из моря, он заметил существо, похожее на женщину. Не знай Монро, что заплывать за камень очень опасно, он не обратил бы на нее особого внимания, а тут начал присматриваться… Перед ним было существо, в наличие которого он никогда не верил, – русалка! Спустя несколько секунд она соскользнула в воду и больше не показывалась…

Учитель колебался целых 12 лет, прежде чем решился наконец написать в лондонскую "Таймс" об этой встрече, дав четкое и сухое описание русалки и выразив надежду, что его письмо может помочь подтверждению "существования феномена, до сих пор почти неизвестного натуралистам, или уменьшению скепсиса тех, кто всегда готов оспаривать все, что не способен постичь".

Молва о русалках во все века была настолько устойчивой и распространенной, что, разумеется, не миновала и Россию. Интересовался ими и император Петр I. Настолько, что обратился к человеку, много о них писавшему, – датскому колониальному священнику Франсуа Валентину. Вот что тот ответил русскому императору после длинного перечня полученных в процессе тщательного исследования свидетельств тех, кто сталкивался с необычными существами: "Если вообще в мире какие-нибудь истории и заслуживают доверия, то в частности эти. То, что некоторые в них не верят, ничего не значит; всегда найдутся люди, отрицающие существование Константинополя, Рима, Каира лишь потому, что им не пришлось их

увидеть…"

Что касается нашего века, свидетельств о столкновениях с русалками, безусловно, стало значительно меньше. Причиной тому (если русалки и впрямь существуют) может быть и экологическая загрязненность рек и морей, способствующая вымиранию удивительных созданий Природы, и значительно увеличивающаяся скорость водных транспортных средств: в эпоху парусников у моряков было куда больше времени на то, чтобы глядеть на море, а значит, больше возможностей рассмотреть его обитателей…

И все же приведем еще одну историю, связанную с началом второй половины нашего века. 3 января 1957 года путешественник Эрик де Бишоп плыл на своей модели реконструированного древнего полинезийского плота с Таити в Чили. Внезапно его вахтенный повел себя очень странно: он закричал, что видел непонятное существо, выпрыгнувшее из воды на плот. Балансируя на хвосте, это существо с волосами, подобными тончайшим водорослям, встало прямо перед ним. Прикоснувшись к незваному гостю, моряк получил такой удар, что распластался на палубе, а гость скрылся в волнах. Так как на руках моряка была сверкающая рыбья чешуя, де Бишоп не усомнился в правдивости случившегося.

В существовании русалок совершенно не сомневается и большинство вполне современных жителей побережий крупных рек, в том числе российских. В конце шестидесятых мне довелось участвовать в фольклорной экспедиции, в маршрут которой входило Приднестровье и часть побережья диковатой карпатской реки Прут, которая, несмотря на внешнее мелководье, славится неожиданными омутами.

Рыбаки – не только профессионалы, но и любители – неохотно говорят о русалках: ведь и здесь встреча с ними считается очень дурным предзнаменованием. Все-таки с некоторыми рыбаками удалось поговорить достаточно подробно. Самую потрясающую историю рассказал нам некий Мыкола – мрачный, хмурый старик, в одиночестве живший в полуобвалившейся мазанке, прилепившейся к горе у прихотливого изгиба Прута. На Мыколу мы "вышли" не случайно: в ближайшем селе нам рассказали странную и малоправдоподобную историю его одиночества.

Много лет назад (он уже был рыбаком, только что похоронил мать, но хмурым нравом и нелюдимостью не отличался) как-то в середине лета, на рассвете, Мыкола отправился на рыбалку в потаенное, глухое место, которое знали немногие. Бредя по отмели к облюбованному заранее валуну, с которого собирался ловить рыбу, Мыкола вынужден был внезапно остановиться: к своему изумлению, он увидел, что между ним и камнем на песке кто-то лежит. Подойдя ближе, рыбак обмер: это была русалка!

Вот как он описал нам ее позже. Роста невысокого, от силы метра полтора, хрупкая, верхняя половина тела – с очень белой кожей, волосы почти до пояса, зеленовато-серые, похожие на тонкие водоросли, изящное, правильное личико с непомерно большими, темными, лишенными зрачков глазами… В этих глазах Мыкола углядел что-то напоминающее, с его точки зрения, мольбу о помощи. "Она вроде как сомлела (упала в обморок. – К.К.)", – пояснил он.

Не долго думая, Мыкола решил оказать русалке "первую помощь". Преодолевая страх, он сбросил с себя робу, переложил на нее "сомлевшую", стараясь не вдыхать сильный и странный аромат, идущий от ее тела и вызывающий дурноту, а затем отнес речную гостью… в свою мазанку. Кровать у него была только одна – на нее он и уложил фантастическую находку. Русалка не сопротивлялась: судя по всему, просто не могла. "Видать, помирала уже", – серьезно пояснил Мыкола.

По его словам, просидел он рядом с ней почти два дня, а как она умерла – не увидел, поскольку русалка после водворения на человеческую постель признаков жизни не подала ни разу. Но в какой-то момент Мыкола заметил, что ее огромные глаза подернулись тусклой пленкой, и понял, что все кончено… Аромат, исходивший от русалки, начал исчезать, а вместе с ним и странное состояние, в которое впал, потеряв счет времени, Мыкола. Толком рассказать, что это было за состояние, он не сумел или не захотел, коротко пробормотав: "Да так, виделось разное…"

На фантазера старик не походил. К тому же в селе нашлись люди, утверждавшие, что и сами видели издали удивительную находку Мыколы: заглядывали к нему в мазанку в те два дня многие, а войти никто не решился. "Он и сам был какой-то смурной, да и после таким остался – нелюдем".

Очевидно, старый рыбак заметил наше недоверие к его рассказу. Потому что, поколебавшись, повел нас в горы, за свою мазанку. Там уже начинался буковый лес, и, углубившись в него метров на пятьдесят, мы увидели под одним из деревьев маленький, ухоженный могильный холмик… На нем вместо православного креста стояла небольшая, грубо вырезанная из дерева фигурка русалки… Эта фигурка и холмик навсегда отпечатались в моей памяти вместе с загадочной и мрачноватой историей Мыколы.

Интересно, что во всех русалочьих легендах, независимо от места и времени их возникновения, обитательницам подводного мира приписывают одни и те же качества. Если не считать упомянутого коварства и недружелюбного отношения к людям – какие же?

Прежде всего, это те свойства, которые сегодня мы назвали бы "экстрасенсорными": начиная с явно гипнотического пения индийских речных нимф Апсарас и способностей к телепатии и магии древневавилонских богов-амфибий и кончая убеждениями моряков и рыбаков в том, что русалка способна взглядом заворожить и полностью подчинить себе человека. Магию русалок нельзя назвать доброй или "белой", она свидетельствует – за редким исключением – об их недружелюбном отношении к людям. Если же учесть, что родной мир амфибий – подводный, и вспомнить, какой экологический ущерб во все времена наносило и наносит этому миру человечество, удивляться ничему не приходится…

Неизвестно, чем русалки питаются, но, если верить нескольким записям, относящимся к XVII и XIX векам и подкрепленным свидетельствами вполне серьезных людей, они не едят не только рыбу, но и более мелкую морскую живность. Значит, не плотоядны и собратьев по среде обитания не уничтожают – еще один веский повод не испытывать симпатии к людям, зная наши замашки… В документах упомянутых столетий фигурирует несколько случаев, когда людям удавалось либо изловить, либо найти на берегу не успевшую исчезнуть вместе с отливом русалку. В частности, одну из них, поместив в бочку с морской водой, пытались чем-нибудь накормить – вплоть до мельчайших креветок, – но безуспешно. Прожив в неволе около трех суток, русалка – она была белокурая – умерла.

Находиться на поверхности, судя по описаниям, жительницы подводного мира могут довольно долго, но срок их пребывания на воздухе строго ограничен. В соответствии с имеющимися записями в корабельных журналах прошлых веков все плененные неизменно погибали – куда быстрее амфибий, доступных исследованиям ученых.

Наконец, сходство с людьми не ограничивается видом верхней половины тела. Существа эти, несомненно, разумны, ведь коварство, в котором их обвиняют веками, – свойство разума! И если эти существа и впрямь не порождение богатой народной фантазии, а представители реально существовавшей когда-то и исчезающей в наши дни цивилизации-"соседки", немного обидно, что дружить с нами они категорически не желают. Ведь человечество всегда мечтало обрести собратьев по разуму!

Правда, при этом мы куда чаще пытаемся заглянуть в звездные глубины космоса, чем в таинственный подводный мир Земли, забывая, что живем, в сущности, на мало изведанной нами планете… Так что основания для обид есть не только у нас, но и у возможных представителей "гомо амфибиус" – обитателей чарующего подводного царства…