МОРСКИЕ КЛЯТВЫ

 

Во всех религиях человек, дающий клятву – совершает грех. Клясться – это не только легкомысленно говорить о вещах, поминать которые можно только с почтением, а еще и непосредственно призывать силы зла, навлекает несчастья и неприятности.

 

   Во время жестокой бури, когда жизнь каждого моряка висела на волоске, они давали тяжёлые обеты Деве Марии и иным святым. Порой моряки даже клялись, что видели, как разверзаются небеса и, вняв их молитвам, Пресвятая Богородица спускается в морскую пучину, чтобы успокоить ярость моря. В такие минуты моряки давали святой самые непредсказуемые и трудновыполнимые клятвы.  Например если  капитан, был холостяком,  он давал обет Богу и всей команде, что в случае спасения возьмет в жены первую попавшуюся в порту женщину.

 

 

 

КОМУ ДАВАЛИ КЛЯТВЫ

 

    У моряков были также свои, морские, святые покровители, которым они молились. Самым главным покровителем мореплавателем считался Святой Николай. Именно он помогал пережить ужасные шторма. В страшной опасности моряки обращались к святой Анне. Помощи и заступничества в рискованных плаваниях просили у Святого Петра, Святого Эрасмуса, Святого Гонсалеса, Святого Эдмунда, Святого Ниниана, Святого Рингара, Святой Елены. Венецианские моряки почитали Святого Марка – именно к нему обращались с просьбой уменьшить ярость стихии. Святой Леонор, Святой Герман, СвятойТомас Кентерберийский не раз спасали корабли от гибели.

 

    Каким бы странным это ни показалось, флибустьеры в большинстве своем были набожны. Долю добычи, отобранную в наказание у пирата-клятвопреступника, могли пожертвовать какой-нибудь часовне. Перед боем команда становилась на колени и молилась о его счастливом исходе; то же самое делал экипаж потенциальной жертвы только он молился уже о спасении. Если в схватке удача оказывалась на стороне флибустьеров, о всяком христианском милосердии бывало забыто, но не о «долге» перед Богом и Пресвятой Девой. Так, в «Путешествии на Карибские острова» отец Лаба· вспоминает о мессе, которую ему довелось служить по просьбе флибустьерского капитана Пинеля. Шестипушечный корвет, которым он командовал, захватил у Барбадоса два английских корабля с богатым грузом, с двенадца­ тью и восемнадцатью пушками на борту. Перед боем капитан дал Богу обет отслужить мессу в случае удачи.

 

Утро ушло на исповедование флибустьеров; затем священник под барабанный бой и звуки труб освятил три больших каравая хлеба, принесенные капитаном и офицерами. После этого корвет и два захваченных корабля, стоявшие на якоре в виду церкви, произвели залпы из всех орудий. После мессы пропели католический гимн «Те Deum» каждый причастившийся моряк зажег восковую свечу и пожертвовал церкви монету в один экю.

 

Зато Мишель де Граммон бьm безбожником и открыто заявлял, что не поверит в ангелов и демонов, пока не увидит их собственными глазами. Голландец Клаас Компаан по прозвищу Гроза морей, отправляясь в плавание, приказал выбросить за борт Библию, Псалтырь и вахтенный журнал, чтобы совесть не мешала «работать», а англичанин Льюис считал своим покровителем не Бога, а дьявола, которому ежевечерне молился.

 

 

Фрэнсис Дрейк, считавший, что внешний блеск укрепляет авторитет, взял с собой в поход к Южным морям пажа (своего двоюродного брата Джона) , раба-негра, лакея, а в дополнение к полагающимся по штату трубачу и барабанщику нанял еще трех музыкантов, которые должны были услаждать его слух и поднимать настроение команде. Он был не единственным меломаном среди «пенителей морей»: Лоренс де Графф брал в море скрипки и трубы, игрой на которых любил развлечь себя и других. Музыканты были и в команде Бартоломью.